Будь здоров » Исследования » УДК 616.89-008.441.13. 612.014.42 Л. Н. Пайкова

УДК 616.89-008.441.13. 612.014.42 Л. Н. Пайкова

УДК 616.89-008.441.13. 612.014.42


Л. Н. Пайкова. Харьковский НИИ неврологии и психиатрии


До настоящего времени является спорным вопрос о взаимоотношении механизмов нарушения сосудистой реактивности и формирования патологических влечений. Практически не изучены особенности возникновения и развития алкоголизма в условиях исходных гемодинамических сдвигов. Между тем решение этого вопроса способствовало бы выбору новой тактики предупреждения и лечения больных с сочетанными формами сосудистой патологии и алкоголизма.


Целью настоящей работы явилось изучение нейрофизиологических механизмов формирования алкоголизма в условиях экспериментального меделирования нарушений гемодинамики.


Исследования проведены на 20 крысах-самцах в возрасте 4 — 4,5 мес, подвергшихся алкоголизации 12 % этанолом в дозе 0,6 г/кг массы тела. Стереотаксическим методом животным вживляли электроды в гиппокамп, миндалевидный комплекс, гипоталамус, ретикулярную формацию среднего мозга и новую кору.


Регистрировали электрическую активность указанных структура ЭКГ, систолическое артериальное давление, частоту реакции самостимуляции гипоталамуса, миндалевидного комплекса и ретикулярной формации среднего мозга, скорость выработки и упрочения условной реакции избегания и стереотипа условных реакций. В качестве модели гемодинамических нарушений была использована модель условнорефлекторной эмоциональной гипертензии.


С этой целью у животных вырабатывали условнорефлекторную реакцию избегания, а затем стереотип условных реакций с последующим его изменением путем смены сигнального значения раздражителей. В качестве безусловного подкрепления использовали электрический ток пороговой величины, подаваемый на металлический пол в камере, где находилось животное.


Полученные данные обработаны статистически по методу Стьюдента.


Проведенные исследования показали, что выработка условной реакции избегания и стереотипа условных реакций вызывала у животных реакции отрицательно-эмоционального типа, сопровождавшиеся подъемом систолического артериального давления с 10,9 до 18.3 кПа.


Длительная алкоголизация крыс на фоне гемодинамических нарушений сопровождалась изменением деятельности сердечнососудистой системы и электрической активности новой коры и лимбико-ретикулярных структур, причем характер этих изменений в значительной степени зависел от периода алкоголизации.


На 5 — 20-й день алкоголизации при выработке условной реакции избегания и стереотипа условных реакций у животных появлялись моторное беспокойство, стресс «ожидания» — нерегулярное судорожное дыхание, частая смена учащения или урежения сердцебиений, состояние готовности избегания на условный сигнал (убегание в другую камеру).


Увеличивалась частота сердечных сокращений с 388 ± 20 до 398 ± 28 и 430 ± 20 в 1 мин, артериальное давление достоверно повышалось до 17,9 кПа ± 0,8 кПа и 18.4 кПа ± 0,5 кПа. На 5-й день алкоголизации происходило усиление островолнового характера активности гиппокампа, появлялись локальные пароксизмы большей амплитуды в гипоталамусе, усиливалась судорожная активность в миндалине.


Это сочеталось с ростом частоты самостимуляции не только заднего вентролатерального гипоталамуса, но и миндалевидного комплекса, ретикулярной формации среднего мозга. Выработка условной реакции избегания и стереотипа в эти сроки алкоголизации проходила значительно быстрее (после 89 сочетаний), чем у контрольных (не алкоголизированных) животных (164 сочетания).


На 30-й день алкоголизации усиливалась судорожная активность в новой коре, гиппокампе, гипоталамусе, миндалевидном комплексе и ретикулярной формации среднего мозга, которая уже на 5-й минуте купировалась очередным приемом алкоголя. Однако на 20-й минуте насыщения алкоголем отмечалось циклическое усиление или ослабление пароксизмального и судорожного характера ЭЭГ.


Появление локальных высокоамплитудных пароксизмов на 50-й минуте в гиппокампе и ретикулярной формации среднего мозга сменялось уже с 55-й минуты медленной эпилептиформной активностью в ритме Q (синхронно в новой коре и ретикулярной формации среднего мозга) и β-высокочастотной островолновой (в гиппокампе и миндалевидном комплексе).


Для этого периода интоксикации, сопровождавшегося активным влечением к алкоголю у всех крыс, характерной оказалась активная реакция самостимуляции не только положительных зон заднего вентролатерального гипоталамуса, но и мйндалевидного комплекса и ретикулярной формации среднего мозга.


Реакция самостимуляции этих структур протекала со значительным повышением частоты в 5-минутные интервалы в абстиненции (223 и 354 соответственно), с купированием (в условиях опыта с самостимуляцией) влечения к алкоголю и дальнейшим ростом частоты после принудительного приема алкоголя до 276 и 440 за 5 мин соответственно.


Как показали исследования, в период от 1 до 3 мес алкоголизации и переделки стереотипа отмечалась стабилизация артериального давления (соответственно 17,5 кПа ± 0,6 кПа и 17,6 кПа ± 0,6 кПа) и сердечных сокращений (400 ± 25 в 1 мин). Однако к 4 — 4,5 мес алкоголизации вновь происходил подъем артериального давления до 19,6 кПа = ± = 0,8 кПа, статистически значимый как по сравнению с началом алкоголизации, так и с 1-м месяцем.


У крыс усилились невротические проявления: напряжение, стресс ожидания с моторным и эмоциональным возбуждением, учащением сердечных сокращений до 449 = ± = 17 в 1 мин, тремором, выраженными сердечными аритмиями, которые на 1-м месяце алкоголизации чаще появлялись после насыщения алкоголем, а теперь и в абстиненции.


Переделку стереотипа у алкоголизированных животных не смогли осуществить в течение 4 — 4,5 мес, в то время как у контрольных она происходила за 20 — 25 дней. В этот период в абстиненции частота реакции самостимуляции гипоталамуса повышалась, а миндалевидного комплекса и ретикулярной формации среднего мозга — снижалась.


Прием алкоголя активизировал реакцию самостимуляции миндалевидного комплекса и снижал, а к концу первого часа насыщения алкоголем угнетал реакцию самостимуляции гипоталамуса и ретикулярной формации среднего мозга (средняя величина нажатий педали за 5 мин снижалась соответственно с 319 до 211 и со 187 до 132).


Фокус судорожной активности через 4 мес алкоголизации был в новой коре; в гиппокампе, миндалевидном комплексе и ретикулярной формации среднего мозга пароксизмальная и эпилептиформная активность чередовалась с участками десинхронизации или островолновой α-подобной активности, в гипоталамусе регистрировались Q - и β-волны повышенной амплитуды.


Результаты исследований показали, что формирование экспериментального алкоголизма, осложненного гемодинамическими нарушениями, имеет специфические особенности, зависящие от симпатической направленности сосудистой реактивности и сроков алкоголизации.


Прежде всего, обращает на себя внимание множество триггерных зон, обеспечивающих запуск влечения к алкоголю: это и латеральный гипоталамус, и ретикулярная формация среднего мозга, и миндалевидный комплекс.


Второй особенностью, отличающей механизмы формирования алкоголизма у животных с гипертензией, является то, что на ранних этапах алкоголизации ретикулярные механизмы опосредованно, через реакцию самостимуляции, активизируют новую кору, что в комплексе можно рассматривать как феномен формирования защитно-приспособительной реакции либо феномен пластичности мозговых механизмов развития влечения к алкоголю.


Однако продолжающаяся алкоголизация (4 — 4,5 мес) на фоне эмоциональной гипертензии приводит к срыву адаптационных механизмов и дальнейшему их истощению к 12-му месяцу алкоголизации.


Это убедительно подтверждается и патоморфологическими исследованиями животных, проведенными М. П. Гордиенко: у 13 из 16 крыс наступила внезапная смерть; при этом отмечались признаки кардиомиопатии, расслаивающие кровоизлияния, некроз кардиомиоцитов, а также нарушения церебральной микроциркуляции — дистония, дистрофия и склероз стенок сосудов, отек, плазмо - и геморрагии. Выраженные изменения нейронов и сосудов выявлены в новой коре, гиппокампе, гипоталамусе и других структурах мозга.


Поступила в редколлегию 25.04.88.


«Неврология и психиатрия»,


редактор И. В.Тарасенко



Похожие новости: