Будь здоров » Фармакология » Кодирование от алкоголизма

Кодирование от алкоголизма

Кодирование от алкоголизма. Лечение или деньги на ветер?


Эта статья будет полезна тем, кто возлагает большие надежды на метод кодирования в решении проблемы с алкоголем своих близких


«Я закодировался на два года», «мне бы раскодироваться» - эти фразы, увы, нам не нужно расшифровывать. Нас давно не удивляет, что человека можно «закодировать» от алкоголизма, просто вшив ему пилюлю под кожу. Неужели излечиться от алкоголизма просто и быстро? Что же вшивают и как кодируют на самом деле наши наркологи? Почему только в России применяют этот «варварский и ложный», по мнению прогрессивных медиков, метод?


«Кодирования не существует»


Выслушав суть заинтересовавшей нас темы, нарколог со стажем, устало вздохнув, ответил: «Вам никто не скажет правды о «кодировании» от алкоголизма, потому что правда еще страшнее ваших догадок. Я отказываюсь обсуждать этот метод, потому что обсуждать-то в принципе нечего. Дискуссии о кодировании не получится, так как самого «кодирования» не существует».


Следующий врач-нарколог предупредил о последствиях выхода этой информации: «Вы понимаете, за какое дело вы взялись? Вы же не специалист. Мы не обсуждаем методы с неспециалистами». «Вшивают на самом деле «пустышку», - заверил нас наш эксперт, пожелавший остаться инкогнито. – Все кодирование основано на эффекте плацебо».


Звонок в наркологический диспансер


- Добрый день, мне бы хотелось узнать, какие препараты вы используете при кодировании?


- Используем препарат «эспераль» французского производства. Стоимость лечения около 6 тысяч рублей, включая снятие интоксикации.


- Так дорого. А есть ли более дешевые препараты?


- Если вы хотите кодироваться, то нет.


- Есть ли возможность бесплатного лечения от алкоголизма?


- Да, курсовое лечение длится 21 день и предоставляется только раз в год. Однако вам необходимо заплатить за снятие интоксикации порядка 3 тысяч рублей.


- Но я же вправе отказаться от этой процедуры?


- Снятие интоксикации необходимо для эффективности лечения.


- Как быстро вы можете «зашить» пациента?


- Приходите, сроки разные.


- Можно ли «ускорить» лечение?


- Решение принимает врач в каждом отдельном случае.


«Эспераль» уже не тот?


О том, что производство французского препарата с романтичным названием «Эспераль», который появился в СССР в 1970-х годах, уже давно запрещено, говорится во многих источниках. Это мнение подтвердил и один из наркологов платной клиники: «Современный препарат «Эспераль» не имеет ничего общего с французским препаратом с таким же названием. Прежний препарат был пролонгированного действия. Современные же аналоги являются препаратами кратковременного действия». Тем не менее, известный нарколог Полина Катышевцева заверила нас, что в арсенале многих врачей «Эспераль» сейчас имеется: «После перерыва мы стали получать этот препарат. Насколько он аналогичен прежнему? Некоторые свойства, безусловно, изменены».


На сайте наркодиспансера указано, что «для лечения алкогольной зависимости используются лекарственные препараты группы дисульфирама».


«НВ» обратилось к наркологу, согласившемуся раскрыть секреты методики. «Действительно, к дисульфирамовой группе относятся и «эспераль», и «тетурам», который и применяется сегодня для кодирования», - поясняет нам наш эксперт.


Мистификация или лечение


Разберемся в некоторых традиционных методах, которые находятся в ассортименте наркологов. Их на самом деле немного. «Кодировкой», «торпедой» или «вшиванием» алкоголики часто называют один и тот же метод. Им это лечение и ограничивается.


Иногда под лопатку вводится болезненный укол, чаще всего это витамин группы В. Пациенты именуют этот метод «Торпеда».


Вшивание или имплантация проводится следующим образом. Таблетка «тетурама» вводится через маленький надрез. На ранку накладывают шов с последующей стерильной повязкой.


Либо внутривенно вводится смесь препаратов.


И все. Дальше начинается мистификация. Перед мнительными пациентами разворачивается страшная картина настоящих страданий в случае употребления алкоголя. Прошедший провокацию пациент со страхом вспоминает, как его «колбасило» от 50 граммов водки. А было ему несладко – ведь на фоне введенных препаратов возникают токсические эффекты: тошнота, озноб и судороги, тахикардия и затрудненное дыхание. «Выпьешь – помрешь!» - эту простую формулу врач обязан донести до пациента.


Все эти воздействия, начиная от факта имплантации инородного тела в подкожножировую клетчатку до подписания согласия и прописки срока, имеют психотерапевтическое значение. На самом деле «срок» определяют себе сами алкоголики. По сути, сам пациент имплантирует в себя идею трезвости. Чужую. А чужие идеи приживаются очень плохо. Это и есть так называемая кодировка.


Кстати, слово «кодирование» произошло от метода Довженко, который действительно внедрял в подсознание некий код – набор из нескольких цифр – с установкой «не пить». Сейчас никакого кода не внедряется, и «кодировкой» мы называем эти методы по привычке.


За что мы платим?


Как мы выяснили, все лечение сводится к обязательному снятию интоксикации и кодировке. Оно стоит около 6,5 тыс. рублей. Так, если «работает» не сам препарат, а готовность самого пациента в это поверить, то за что мы платим такие деньги?


Интоксикация, которая зачастую проводится одним физраствором, стоит около 3 500 рублей. «Больного прокапывают физраствором и витаминами группы В, - рассказывает наш эксперт. - Попросту разжижается кровь. Между тем доказано, что за 12 часов алкоголь в принципе растворяется естественным путем». Так что необходимость данной процедуры можно и вовсе подвергнуть сомнению. Стоимость флакона физраствора – 70 рублей. Чувствуете разницу?


Процедура кодирования стоит в среднем 3 000 рублей. Флакон с 50 таблетками тетурама стоит около 400 рублей. То есть вшивается одна таблетка, себестоимость которой равна 8 рублям. Иногда и вовсе имплантируется «пустышка». Вместо таблеток в зашитом теле с таким же успехом могут находиться, например, пуговицы.


Вот и выходит, что мы платим только за антураж и эмоции – за обстановку, в которой проводится лечение. За шприцы, за белый халат, за дешевые медикаменты. Себестоимость лечения от алкоголизма, на самом деле, очень низкая.


Кстати, в упомянутом диспансере предлагают пройти бесплатное лечение. 21 день вам придется пролежать в стационаре. Врачи уверяют, что это наиболее оптимальный способ лечения. Однако у него есть подводные камни - после него пациент ставится на учет. Поэтому бесплатным лечением пользуются немногие.


- Насколько обоснованы такие цены? – спросили мы нарколога.


- А вы подумайте, сколько алкоголик тратит и пропивает. Ведь пропиваются квартиры, целые состояния. Так что цена в 6 тысяч вполне приемлема.


- Но ведь алкоголики обычно неплатежеспособны, вы сами называете алкоголизм социальной болезнью… Платят-то за них родные.


- Считаю, что я бы не пожалела никаких денег, лишь бы вылечить родного человека.


Страхотерапия


И не жалеют. Вновь и вновь обращаются к эскулапам, не гарантирующим хотя бы длительную ремиссию и взимающим немаленькие средства за свой «спасительный обман».


К тому же часто закодированный человек пьет с удвоенной силой. «При кодировании врач задействует страх, - говорит наш эксперт. - Закодированные люди страдают, они подвержены депрессиям, испытывают тревогу и раздражение. Они постоянно находятся в сильнейшем напряжении душевных сил. Поэтому часто после кодирования они начинают пить еще сильнее, нередко повреждаются психика и разум».


Именно поэтому очень негативно к кодированию относятся представители церкви, считающие, что невозможно стать другим, не прилагая никаких усилий.


«Этим методом подавляется личность человека, его право на выбор, - считают специалисты. - Человек низводится до зека, который только и ждет освобождения. Жизнь во время его срока отсидки не радует».


Секреты Полишинеля


Врачи, знающие об этом массовом надувательстве, предпочитают не озвучивать секреты полишинеля, потому что это им выгодно. Борьба с алкоголизмом для них – золотая жила. Никаких гарантий, никакой ответственности. Ведь алкоголики у нас не защищены. Быть алкоголиком и лечиться от алкоголизма у нас неприлично. И эта установка эффективно используется врачами. По стране открывается множество анонимных кабинетов, да и в диспансерах большинство лечится анонимно. А где анонимность – там и уход от ответственности. Доказать, что тебе «вшили» пустышку, практически невозможно, поскольку в России от алкоголизма лечат только такими методами.


Так чем же врач-нарколог, занимающийся кодированием, отличается от шарлатана? Только декорациями. А когда понимаешь, что больных людей лечат шарлатанскими методами, основанными на страхе и обмане, понимаешь, почему у нас не снижаются показатели распространенности алкоголизма. Лечение «ложью во спасение» оборачивается неудачей и дальнейшей алкоголизацией населения.


Интересная статья? Поделись ей с друзьями:



Похожие новости: