Будь здоров » Зависимости » Парк "Преображение" Первая стадия алкоголизма...

Парк "Преображение" Первая стадия алкоголизма...

Парк "Преображение"


Первая стадия алкоголизма


Переход от бытового пьянства к алкоголизму, как правило, незаметен. Первая стадия болезни близка к бытовому пьянству и у многих напоминает обычную неврастению. Наступает повышенная утомляемость, слабость, раздражительность, снижаются интересы ко всем ранее любимым занятиям и к труду. Настроение неустойчивое, сон расстраивается. Человек после него встает разбитым.


Какое-то время алкоголизм развивается в скрытой форме. Растет переносимость спиртного, но не зная, что это признак начинающейся болезни, человек похваляется, что он крепок здоровьем и может всех «перепить». Однако вместе со способностью выдерживать большие дозы спиртного нарастает частота его употребления. Теряется контроль за своими действиями, появляются провалы в памяти.


Грань, за которой начинается болезнь, очень тонкая, подвижная, и пьющий не замечает, когда перешагивает ее. Но вот эта черта пройдена — человек становится алкоголиком. По мнению специальной комиссии ВОЗ, к признакам, определяющим алкоголизм, относят прежде всего:


— непреодолимое влечение к спиртному;


— потерю контроля над собой;


— симптом алкогольной амнезии — выпадение из памяти отдельных жизненных фрагментов во время опьянения.


Российские ученые и специалисты дополнили и уточнили эти признаки следующими:


— исчезновение рвотного рефлекса при передозировке спиртного;


— отсутствие контроля количества выпитого и увеличение переносимости алкоголя в 2-3 раза;


— систематическое многодневное употребление спиртного 2-3 раза в неделю без чувства отвращения к нему;


— осознание влечения к алкоголю.


На первой стадии болезни развивается психическое влечение к спиртному, оно может быть еще в виде внутреннего борения: пить — не пить, но уже чаще находятся поводы, чтобы выпить. Внешне это влечение проявляется в оживленном обсуждении предстоящей выпивки. У больных поднимается настроение, они выглядят радостными и легко отвлекаются от текущих дел. Если появляются препятствия, мешающие выпить, они раздражаются. Предлогов к выпивке находится много, даже если не к месту и не ко времени. Им хочется чаще собирать гостей, чтобы отметить даже самое малое событие.


Больной начинает формировать свою алкогольную среду, ставя людей в положение необходимости ответного угощения. Алкоголь постоянно занимает мысли. В магазинах глаза невольно обращаются к прилавкам со спиртным. Среди друзей остаются только собутыльники.


Потребление водки в день доходит до 0,5-0,8 л. Чувство меры утрачивается. Человек уже не способен ограничиться небольшой дозой. Первая рюмка вызывает сильное влечение к спиртному, и он напивается вдребезги. Он начинает появляться пьяным в общественных местах, а также пьет в подъезде, на улице, в транспорте, но старается сделать это незаметно, пряча бутылку в укромное место.


Потеря контроля над количеством выпитого не означает, что человек заранее планирует напиться. Наоборот, он может сказать себе, что выпьет стакан, поговорит с друзьями и пойдет домой. Но все чаще ему не удается удержаться на желанной грани, так как стремление добавить становится просто патологическим и уже не зависит от его воли.


На первой стадии алкоголизма меняется и картина опьянения. Желаемое чувство эйфории становится кратковременным, за ним быстро наступает нервная возбудимость. Выпивший начинает придираться к своим близким по мелочам, вспоминает разные обиды и несправедливости, проявляет жестокость. У него каждый раз оказывается виноватым кто-то другой — якобы придирчивый и несправедливый. Чувство собственной вины все более утрачивается. Наступает пьяная оглушенность. По утрам он сожалеет, что вчера «не допил», однако тяги к опохмелению пока нет. «Поправить голову» еще можно крепким чаем, кофе, минеральной водой или холодным душем.


Исчезновение рвотного рефлекса говорит о том, что организм почти привык к чужеродному для себя продукту и включил алкоголь во все виды обмена.


На первой стадии болезни трудоспособность больных снижается мало. Но в этот период уже начинается противодействие со стороны семьи. Под ее влиянием у пьющего иногда появляется чувство вины за свое пристрастие к спиртному, но, как правило, алкоголь побеждает [И. Н, Пятницкая].


Все изложенное выше—результат исследований ученых. Приводим и литературные подтверждения этому из повести Джека Лондона «Джон-Ячменное зерно» (воспоминания алкоголика):


«Я пил только тогда, когда пили другие. Но незаметно во мне стала расти и определяться потребность в алкоголе. Это не было, однако, физической потребностью моего организма. Оглядываясь теперь назад, я нахожу, что причина этой потребности в алкоголе коренилась в моем мозгу, в нервах, в желании во что бы то ни стало испытать душевный подъем. Я заметил, что один - два или несколько коктейлей делали меня веселее, настраивали в тон с другими глупцами, давали мне возможность искренне хохотать над тем, что давно уже утратило способность смешить меня.


Я знал, что одного коктейля за ужином будет мало. По меньшей мере, два или три — вот что мне было нужно. Я выпивал их. Почему бы и нет? Ведь это была жизнь, а я всегда так нежно любил ее.


Вскоре это вошло в повседневную привычку. Кроме того, я постепенно находил предлога, чтобы выпить. Существенность предлога не играла никакой роли, как только желание выпить зарождалось во мне. Суть была в том, что я томился по алкоголю. Чем больше я пил, тем больше должен был пить, чтобы добиться прежних результатов. Пришло время, когда коктейли перестали действовать на меня.


Прежде, когда мне случалось проснуться среди ночи, я принимался за чтение и очень быстро засыпал снова. Но теперь чтение перестало убаюкивать меня. тут я убедился, что коктейль прекрасно помогает мне. Иногда для того, чтобы уснуть, их требовалось два или три. После этого до утра оставался такой небольшой промежуток, что организм не успевал во время сна перерабатывать алкоголь, и я просыпался с ощущением сухости и горечи во рту, тяжестью в голове и легким нервным заболеванием желудка. Мне порой бывало очень скверно по утрам. Я страдал от похмелья, обычного для людей, постоянно и много пьющих.


Я слишком хорошо понимал, чем это грозит, и принял меры. Я твердо решил не прикасаться к вину, пока не закончу своей работы.


Но тут передо мной возникло новое дьявольское осложнение. Я не мог уже работать, не выпив предварительно. Я обязательно должен был выпить, чтобы быть в состоянии выполнить свою задачу. Я начал бороться с этим. Мой мозг не в силах был думать о чем-либо, кроме одного, что там, в другом конце комнаты, в винном погребе стоит Ячменное зерно. Все время, пока я писал, мучительная жажда не покидала меня. И как только утренняя работа заканчивалась, я убегал из дома и устремлялся в город, чтобы выпить. Какой ужас! Если хмель мог до такой степени поработить меня, не алкоголика, как же должен страдать настоящий алкоголик, ведя борьбу против потребности организма, в то время как самые близкие ему люди не только не сочувствуют этим мукам, не понимают их, но еще презирают и высмеивают его»*.


Позволим возразить писателю, что он был неправ, утверждая, будто его герой не алкоголик. Согласно современным знаниям об алкоголизме, в описании Джека Лондона прослеживается явная психическая зависимость от алкоголя, что соответствует первой стадии болезни.


В. М. Воловик сообщает о статистических данных, подтверждающих сокращение средней продолжительности первой стадии алкоголизма у тех больных, которые пьют спиртное натощак. У них к психической рано присоединяется физическая зависимость, скорее появляются психические нарушения и социальная деградация.


На первой стадии алкоголизма еще возможен отказ от спиртного по волевому решению самого пьющего или под влиянием семьи. Но этот отказ дается уже с большим трудом.


Вторая стадия алкоголизма


На второй стадии формируется физическая зависимость от алкоголя, без которого уже невозможно нормальное физическое и психическое самочувствие. Как образно пишет П. Н. Шихирев, нормальный человеческий организм отлажен, как хороший часовой механизм. Чтобы внедриться в него, алкоголь должен выбить часть шестеренок и в монтироваться на их место. Затем происходит следующее: когда уровень этанола в крови падает, весь механизм начинает скрежетать и давать сбои. Это алкоголь дает сигнал, что «горючего в баке» оккупированного им организма мало. Появляется ощущение дискомфорта, скуки, тоски, вялости. Более того, желание выпить бывает таким же сильным, как желание поесть, когда очень голоден, или попить воды при изнуряющей жажде.


В организме все работает только при наличии спиртного. Потребление алкоголя уже не зависит от внешних обстоятельств, теперь это уже внутренний процесс. Организм стремится воссоздать алкогольный гомеостаз, нарушенный вытрезвлением.


Переносимость спиртного на этом этапе болезни самая высокая, она возрастает в 4-5, а у некоторых даже в 8-10 раз. То есть «норма» выпитого доходит до 1-2 л в день. Влечение к алкоголю становится неуправляемым, передозировки уже постоянные, нередко до потери сознания.


Начинается тайное пьянство. Выпив много, больной утверждает, что пропустил рюмку-другую. Бывает даже трудно определить степень опьянения. Компании, где не пьют, становятся тягостными.


У М. Е. Салтыкова-Щедрина описан такой человек:


«Придешь, бывало, к помещику в гости — сейчас, это, в сад поведут. Показывают, водят: "Вот это аллея, а это — пруд". А ты только об одном думаешь: "Скоро ли водку подадут?" Скука. И самому скука, и другим. Придешь домой, а там уже полну комнату скуки наползло. Попробуешь думать — через четверть часа готов: все думы передумал. Пуншу!»


У больных этой стадии эйфорический эффект от спиртного сильно укорочен и менее выражен. На смену ему быстро приходят раздражительность, злобность и придирчивость. Если человека спросить, приносит ли ему опьянение такую же радость, как и раньше, он ответит, что подъем настроения быстро проходит и потому комфортного расслабленного состояния достичь не удается. Выпивка уже становится не предвкушением удовольствия, а печальной необходимостью.


Теперь опьянение сопровождается большей частью дикими выходками, криками, бранью. Если человек еще не совсем деградировал, наутро может наступить запоздалое раскаяние и он будет просить прощения со слезами. В других же случаях он попытается все свалить на семью или на какие-то необычайные обстоятельства. На самом же деле все заключается в том, что длительное пьянство меняет реакцию головного мозга на спиртное.


Провалы памяти уже постоянные. Только с алкоголем появляются нормальный сон, аппетит, половая активность. Больные обычно погружены в себя, только сильные раздражители привлекают их внимание. Компании им не нужны. И собираются они вместе исключительно для того, чтобы выпить. Усиливаются заболевания внутренних органов, по поводу чего алкоголики часто попадают в больницу.


У большинства больных этой стадии при обследовании отмечается снижение интеллекта. Они не ходят в кино и театры, мало читают. Досуг их состоит в основном из просмотра телепередач, чаще всего спортивных программ — возможно, чтобы выплеснуть свои эмоции, которые у них имеют агрессивный характер. Основное время у них уходит на организацию выпивок и немного — на выполнение домашних обязанностей.


У некоторых болезнь протекает с запоями. В начале формирования второй стадии запои бывают трехдневные, затем они удлиняются до 7-13 дней и даже до месяца. После запоя отравленный организм проходит период воздержания. В это время больные не считают себя зависимыми от алкоголя, что часто служит поводом для отказа от лечения. Но вскоре запой возобновляется и все повторяется снова.


Другие больные пьют ежедневно.


Об окончании формирования второй стадии болезни говорит появление похмельного синдрома. О нем будет сказано подробно в особом разделе; Скажем здесь коротко: период похмелья очень тяжелый. Чтобы избавиться от такого состояния, человек выпивает немного, но остановиться на малой дозе он, как правило, не может и снова напивается.


По наблюдениям И. Н. Пятницкой, все больные на этой стадии, независимо от характера, темперамента, образования, ведут себя одинаково: вся жизнь отодвигается на задний план, впереди единственная цель—только спиртное. Больные уже не делают попыток бороться со своим недугом, все в них «работает» лишь при наличии в организме алкоголя.


На этой стадии человек может остановиться только при помощи врача.


Третья стадия алкоголизма


На третьей стадии алкогольной болезни злоупотребление спиртным уже постоянное. Больной пьет каждый день небольшими дозами и всегда пьян. Пьет и по ночам, боясь, что опять наступит похмелье.


У алкоголиков на этой стадии возникают запои на 5-6 дней и более, после чего они пьют только воду. Запои здесь уже настоящие, и часто их причиной бывает случайная выпивка. Затем контроль за количеством выпитого теряется и люди доводят себя до глубокого опьянения. Во время запоев нарастают расстройства здоровья, исчезает аппетит, к концу запоя больной находится в состоянии крайней слабости и отрешенности. В запойной стадии алкоголизма в период похмелья возникают белая горячка, острые алкогольные галлюцинации и другие расстройства [Б. С. Братусь].


Один из признаков третьей стадии болезни — снижение переносимости спиртного. Организм уже не в силах принять в себя столько яда, сколько мог раньше. Опьянение наступает и от небольших доз. Кроме того, физические болезни становятся почти неизлечимыми. Особенно бывает поражено сердце. Человек резко худеет. Наступает преждевременное увядание лица. Исчезает аппетит, после выпивки больные обычно не едят. Мучает бессонница, а если удается уснуть — кошмарные сновидения.


Больной уже не стесняется своей безудержной тяги к алкоголю, своего вида и состояния. Алкоголику труднее обойтись без спиртного, чем без воды, еды и сна. Отрезвление вызывает различные расстройства [И. Н. Пятницкая].


Жизнеспособность утрачивается, память и интеллект резко падают. Наступает полное эмоциональное очерствение. Обрываются семейные и общественные связи. Больной живет один, в основном ведет бродяжнический образ жизни. И пьет один. Если такой человек еще удержался в семье, он становится для нее обузой, так как за ним требуется постоянный уход. А в завершение — разрушение нервной системы, да и всего организма в целом, алкогольное слабоумие и деградация личности. Большинство больных, лишенные помощи окружающих, опускаются на социальное дно. Раньше им «мешали» жить родственники, жена, все близкие и сама жизнь. Теперь все его оставили, наступила неизбывная пустота. В этом состоянии больные часто кончают жизнь самоубийством. Жизнь прошла мимо.



Похожие новости: