Будь здоров » Исследования » Таким образом, исследования И. П. Анохиной...

Таким образом, исследования И. П. Анохиной...

Таким образом, исследования И. П. Анохиной с сотрудниками (1975, 1979) позволили сделать вывод о том, что одним из основных звеньев патогенеза алкоголизма является нарушение функций катехоламиновой системы, и в первую очередь изменение обмена дофаминов и деятельности дофаминовых структур.


Однако перед исследователями встали новые вопросы: являются ли обнаруженные изменения первичными, есть ли модулирующие вещества, какова роль систем, регулирующих катехоламины?


Для ответа на эти вопросы и было предпринято изучение системы ферментов непосредственного кругооборота дофаминов (установлено, что активность моноаминооксидазы — МАО — при алкоголизме снижена; установлена также тенденция к снижению активности дофаминбетагидроксилазы при алкоголизме), а также ряда гормонов и нейропептидов.


Большой интерес вызвал и вырабатывающийся в гипофизе гормон пролактин, который участвует в регуляции кругооборота дофамина в организме. Изменение уровня пролактина влияет на активность дофаминовых нейронов мозга, и в настоящее время уровень пролактина может рассматриваться как объективный показатель функционального состояния дофаминовой системы. У больных алкоголизмом на высоте абстинентного синдрома отмечается снижение уровня пролактина, а улучшение состояния больных коррелирует с повышением концентрации пролактина и снижением концентрации дофамина в крови больных алкоголизмом (Кудинова, 1983). Пролактин — активный нейропептид. Его отношения с дофамином можно охарактеризовать как реципрокные. Соотношение же между дофамином и пролактином, как показали исследования, может быть не только критерием оценки тяжести состояния, но и показателем эффективности терапии.


Нейромодуляторами катехоламиновой системы являются также и эндогенные опиаты: эндорфины и энкефалины, поэтому они и попали в центр внимания исследователей 1 .


Л. Ф. Панченко с соавторами (1984) было обнаружено, что длительное употребление этанола приводит к заметному снижению сродства опиатных рецепторов к своим природным лигандам, усилению активности энкефалиназы А и снижению уровня энкефалинов в мозге. Это важные данные, если учитывать, что активация энкефалинергической опиатной системы стимулирует синтез и освобождение дофамина в мозге.


Эксперименты на животных в этом направлении позволили получить ряд интересных данных, которые пока противоречивы. Установлена, например, «нормализация» состояния эикефалиновых систем мозга после однократного приема алкоголя. В то же время есть данные о 4-кратном увеличении «общей опиоидной активности» в плазме крови здоровых мужчин после употребления спиртного (Naber et al. 1981).


При хроническом употреблении алкоголя меняются количество, структура и функции опиатных рецепторов в мозге. Показано, что блокада опиатных рецепторов приводит к возрастанию потребления алкоголя, так как принимаемый в прежних количествах алкоголь уже не дает того же эффекта. О том, что эндогенные опиаты — нейромодуляторы катехоламинов, свидетельствует еще и то, что в условиях их экспериментальной блокады налоксоном влияние алкоголя на катехоламины не определяется.


В связи с изучением нейромодулирующей роли опиатных систем в развитии алкоголизма понятен и большой интерес к выяснению патогенетической роли тетрагидроизохинолинов. Эти вещества — продукты взаимодействия ацетальдегида и катехоламинов, обладающие морфиноподобным действием и также влияющие на обмен катехоламинов в центральной нервной системе.


Что касается другого нейромедиатора — серотонина. то многочисленными исследователями установлено снижение его уровня при алкоголизме. Существует гипотеза, согласно которой алкоголь вызывает своего рода «утечку» серотонина из везикул в синапсах. Образующийся при алкоголизме дефицит серотонина и связанные с этим дискомфортные состояния больной пытается компенсировать с помощью действия алкоголя, естественно не достигая своей цели. Повышение уровня серотонина мозга препятствует развитию экспериментального алкоголизма (Буров, Ведерникова, 1985).


Холинергическая нейромедиаторная система человека при алкоголизме исследована пока недостаточно. Есть данные, говорящие о том, что алкоголь препятствует спонтанному высвобождению ацетилхолина, нарушает работу этой системы (Чумакова, 1984).


Гамма-аминомасляная кислота в ЦНС является медиатором торможения. В связи с этим активность ГАМК — нейромедиаторной системы — меняется в направлении, противоположном сдвигам в катехоламинергической системе. У больных алкоголизмом отмечается главным образом угнетение активности тормозных ГАМК-ергических нейронов (Сытинский, 1980).


Таким образом, сложились теоретические предпосылки для объяснения фундаментальных механизмов развития зависимости от алкоголя и формирования влечения к алкоголю. Установлено основное звено патогенеза алкоголизма, что открывает возможности для патогенетической терапии.


1. Открытию эндогенных опиатов предшествовало обнаружение в ЦНС опиатных рецепторов. Поиски лигандов к ним привели к идентификации эндогенных нейропептидов, обладающих опиатной активностью. Считается, что в мозге существуют две опиатные системы: одна сформирована короткоаксопальиыми энкефалинергическими нейронами, расположенными в основном в подкорковых структурах головного мозга. Другая система состоит из длинноаксональных В-эндорфинергических нейронов, чьи тела локализованы в базальной части медиального гипоталамуса, а длинные аксоны иннервируют нейроны в перегородке, лимбических структурах и коре головного мозга.



Похожие новости: