Будь здоров » Фармакология » Научный сотрудник Института общей генетики Российской...

Научный сотрудник Института общей генетики Российской...

Научный сотрудник Института общей генетики Российской Академии наук Светлана Боринская считает, что если ребенок получает от родителей гены, ответсвенные за развитие алкоголизма – вероятность того, что он станет алкоголиком – 50%. Но природа предоставляет нам свободу выбора, говорит Боринская. С ней беседовала корреспондент Радио Свобода Ольга Орлова.


Ольга Орлова: Светлана, можно я сразу задам такой вопрос, который всех очень интересует, тех, кто не разбирается в генетике: все-таки есть ли гены, отвечающие за склонность к алкоголизму? Может ли быть алкоголизм генетически обоснован?


Светлана Боринская: Да, конечно, такие гены есть, но нет одного гена, который бы отвечал за то, что человек должен обязательно стать алкоголиком. Алкоголизм рассматривается как болезнь с наследственной компонентой, при этом роль наследственности среды примерно одинакова - 50% наследственность, 50% среда.


Ольга Орлова: Но все-таки для обычного человека, если ему сказать, что у тебя шанс один к двум – это очень высокий шанс.


Светлана Боринская: Нельзя сказать, что у этого человека 50% вероятность развития алкоголизма. Это не одно и то же. Скорее так: эти проценты измеряются в исследованиях на близнецах. Есть близнецы однояйцовые и двуяйцовые, монозиготные и дизиготные. Монозиготные генетически идентичны. И если у одного из таких близнецов алкоголизм, с какой вероятностью он будет у второго? С вероятностью 50% будет. Для шизофрении, например, такая вероятность 80%. То есть не стать шизофреником, если есть наследственная предрасположенность, труднее, чем не стать алкоголиком.


Светлана Боринская: Известно, что население Юго-Восточной Азии, китайцы, японцы, корейцы, вьетнамцы устойчивы к алкоголю. У 30%, а в некоторых районах у 50% популяции потребление алкоголя вызывает бурную реакцию - покраснение лица, головокружение, тошнота, сердцебиение, потоотделение, и человек чувствует себя настолько плохо, что выпить много не может и поэтому не может стать алкоголиком просто потому, что организм так тяжело реагирует. Это связано с тем, что у этих людей спирт очень быстро окисляется, превращаясь в альдегид, токсичное вещество. Окисление альдегида, которое у европейцев, например, происходит достаточно быстро, у жителей Юго-Восточной Азии просто заблокировано. Поэтому если такой человек выпьет стопочку водки, то у него концентрация токсичного альдегида в крови будет в 30 раз выше, чем у европейцев. Соответственно, эти гены защищают от алкоголизма, так скажем, по химическим причинам.


Наличие похмельного синдрома - это основание для постановки диагноза "алкоголизм".


С. Боринская


Процесс окисления алкоголя, первый и второй этап контролируется генами. Один ген определяет синтез фермента, фермент превращает алкоголь в токсичный альдегид, а второй окисляет токсичный альдегид, превращает в безвредный продукт. У китайцев, японцев первый фермент работает быстро, второй фермент почти не работает. Но я хочу подчеркнуть – не у всех. Есть китайцы, которые могут выпить столько же, сколько и европейцы. Говорят, что Мао Цзэдун был устойчив к действию алкоголя, то есть у него гены были европейского типа и поэтому любил спаивать свой партактив, все падали под стол, а он как настоящий мужчина ни в одном глазу. Я не знаю, насколько верны эти байки.


У европейцев такие варианты генов, которые позволяют выпить много. То есть у них спирт переходит в альдегид медленно, а альдегид окисляется быстро. И эффекты от выпитого, эти неприятные явления, они не проявляются таким образом. Наверное, все слышали, что для того, чтобы вылечить алкоголизм, вводят специальные препараты и человеку становится плохо, он может умереть от того, что выпил.


Ольга Орлова: Это называется, когда человек «зашился».


Светлана Боринская: На самом деле эти препараты прекращают действие.


Ольга Орлова: То есть превращают европейца в китайца.


Светлана Боринская: Да, они делают из европейца китайца по данному типу фермента на некоторое время. Эти гены не заставляют людей пить, но позволяют. У европейцев сочетание таких вариантов генов, которые позволяют им выпить много. Почему такие варианты распространились в тех или иных группах, в основном эти варианты генов, запрещающие пить, встречаются в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке. Интересно, что на Ближнем Востоке это совпадает с религиозным запретом у мусульман на потребление больших количеств спиртного.


Ольга Орлова: Вы хотите сказать, что на самом деле та генетическая картина, которая у них есть, она в принципе позволяла бы, им не нужно было бы вводить религиозный запрет, потому что все равно эта часть населения и так не склонна ни к алкоголизму, ни к употреблению спиртного?


Светлана Боринская: Не то, что она не склонна. В мусульманских странах тоже присутствует эта болезнь, но с гораздо меньшей частотой, чем в европейских и, тем более, в России. Как сказал один из коллег, не только религиозный запрет пить, но еще и гены помогают его выполнять.



Похожие новости: