Будь здоров » Симптоматика » Моему сыну — 28 лет. В 2000 году в Рязани...

Моему сыну — 28 лет. В 2000 году в Рязани...

Моему сыну — 28 лет. В 2000 году в Рязани получил высшее юри­дическое образование. В 17 лет в институте над ним надругались и сломали психику. А он был « домашним» мальчиком. Тогда ни­кому об этом не рассказал, но начал пить. Закончив институт, работал оперуполномоченным в другом городе. Стал пить еще больше.


Сейчас пьет все подряд: медицинские жидкости, суррогат тех­нического спирта… Отец, не выдержав горя, умер от сердечного приступа.


У сына многократные травмы головы, полученные во время службы сотрясения мозга. А от того, что пьёт, уже неоднократно были припадки, галлюцинации. Постоянные головные боли. При ро­сте 170 весит всего 50 кг.


От местной больницы толку мало: ставят капельницу на 1,5-2 часа и отпускают домой. А дома всё повторяется.


Селянина Виктория


Мы попросили ответить на письмо известного российско­го нарколога, научного редакто­ра журнала « Наркология» РАМН, руководителя отделения дет­ской наркологии Национально­го научного центра Наркологии Росздрава Алексея Валентино­вича НАДЕЖДИНА:


Случай очень тяжёлый. Хронический алкого­лизм изначально « спровоцирова­ла» тяжелая психическая травма. Впоследствии состояние больно­го осложнили повторные черепно-мозговые травмы. Учитывая, что период психической травмы у ва­шего сына по времени совпал с окончанием подросткового пери­ода, могу предполагать, что эта травма спровоцировала развитие острой стрессовой реакции. Без должной психиатрической и психо­терапевтической помощи она при­обрела хроническое течение и, как весьма часто бывает, явилась фак­тором, обусловившим злоупотре­бление алкоголем.


Синдром зависимости от алко­голя ( алкоголизм) приобретает са­мостоятельность и определяет весь дальнейший жизненный путь челове­ка. Присоединение к хроническому алкоголизму травматического поражения мозга утяжеляет клиническую картину алкогольной зависимости. Начинают действовать, взаимно уси­ливая друг друга, два фактора: ток­сическое алкогольное поражение мозга и последствия травм.


Сочетание неблагоприятных факторов говорит о необходимости обеспечения больного квалифици­рованной стационарной нарколо­гической помощью с последующей реабилитацией и постоянным на­блюдением у психиатра-нарколога по месту жительства. Курс лечения должен быть длительным и вклю­чать в себя лечение последствий острой алкогольной интоксикации, похмельного синдрома, психических нарушений, сопутствующих алкого­лизму, восстановительной терапии алкогольного повреждения головно­го мозга и внутренних органов.


Крайне необходима психотера­певтическая поддержка пациентов и обеспечение их полноценной со­циальной и профессиональной ре­абилитацией. Эффективно для та­ких больных пребывание в группах взаимопомощи ( « Анонимные алко­голики»). Отчаиваться не надо! Су­ществует масса примеров, когда, казалось бы, совершенно безна­дежные больные прекращали пьян­ство и начинали трезвую жизнь.


По вопросу получения квалифи­цированной медицинской помощи могу сказать следующее. Регион, в котором вы живете, располага­ет достаточно развитой нарколо­гической службой, и вы можете по­лучить необходимую бесплатную медицинскую, в том числе и ста­ционарную, помощь, обратившись в областной наркологический дис­пансер. Более того, наркологиче­ские учреждения субъектов Рос­сийской Федерации правомочны направлять больных в « головное» научно-практическое учреждение страны — ФГУ « Национальный на­учный центр наркологии Росздра­ва». Он расположен в Москве.


Обращений, подобных тому, на которое ответил доктор Надеждин, в редакцию приходит множество. Алкоголизм многолик и всегда сопровождается трагедией не одного человека, но всех, кто рядом с ним. По сравнению с началом 90-х, пить в России ста­ли в 3 раза больше. Есть ли воз­можности вытащить страну из ал­когольной пропасти? Существует ли реальное эффективное лече­ние алкогольной зависимости?


— Как вам кажется, высочай­шие темпы алкоголизации — это результат « либерализации» отно­шения к алкоголикам? Идея « гу­манного» добровольного лечения оказалась несостоятельной?


— Без сомнения. Этот принцип обрек на психологическую, эконо­мическую, социальную деграда­цию, а в конечном итоге, на смерть миллионы наших сограждан. Люди из-за пьянства теряли все, но за серьезной медицинской помощью не обращались. Разве что, если по­зволяли финансовые возможно­сти, обрывали запой.


— Где в мире существует си­стема принудительного лече­ния? Как она работает?


— Она существует в Западной Европе, в США. Да, в отличие от России, она опирается на право­вую традицию и на давно сформи­рованные структуры помощи. Как работает? Например, если вас за­держивают пьяным за рулем, то, помимо денежного штрафа и тюрь­мы, вы получаете предписание от суда пройти курс профилактиче­ских мер от алкоголизма. Вклю­чая, если надо, и лечение. Это ли не принуждение?


— Вы считаете, в России поя­вится аналогичная традиция?


— Думаю, на первом этапе у нас будут доминировать медицинские критерии. В сочетании с правовой нормой, если больной ведет асоци­альный образ жизни.


— Поясните.


— Человек страдает тяжелой фор­мой хронического алкоголизма и со­вершает антиобщественные поступ­ки, отказываясь при этом от лечения. Классический объект для принятия мер принудительного характера - всё тот же пьяный за рулём.


— А классический « забулды­га», решивший в 7 утра « попра­вить здоровье» на улице?


— Классический забулдыга, как правило, ведет антиобщественный образ жизни, « травит» домашних, соседей и может быть привлечен к административной ответственности. Распитие спиртных напитков на ули­це также, в принципе, регулируется действующим законодательством. Поэтому такой человек должен быть привлечен к ответственности. И мо­жет быть принудительно отправлен на лечение. Кстати, ситуация бес­контрольной круглосуточной прода­жи спиртного во многих регионах уже ограничена жесткими « работа­ющими», а не только декларирован­ными запретами.


— Что, по-вашему, может включать курс принудительного лечения?


- Методики давно существуют, во многом опираются на мировой опыт лечения хронического алкоголизма. Оно сочетает прием медицинских препаратов с доказанной эффективностью и ряд психотерапевтических методик. Срок лечения должен назначаться индивидуально, исходя из состояния больного.


Беседу вел Серафим БЕРЕСТОВ