Будь здоров » Исследования » Гродненский государственный медицинский университет...

Гродненский государственный медицинский университет...

Гродненский государственный медицинский университет


Алкоголизм — одна из самых острых медико-социальных проблем современности, поскольку его последствия не только причиняют значительный ущерб здоровью индивидуума, зависимого от алкоголя, но и тяжелым бременем ложатся на все общество [1—3]. Огромные издержки несут здравоохранение, социальное обеспечение, службы транспорта и общественного порядка. Экономический ущерб, связанный с алкоголем, значительно превышает ущерб, связанный с наркотиками. Экономический анализ связанных с алкоголем проблем необходим для проведения адекватной алкогольной политики, а также для оценки эффективности различных терапевтических подходов. Связанный с алкоголем ущерб, выраженный в денежном эквиваленте, позволяет более наглядно представить алкогольные потери общества. В 1996 г. комитет экономических и финансовых дел при Совете Европы и Европейском парламенте принял резолюцию, согласно которой государства Европы должны оценить экономический ущерб, связанный со злоупотреблением алкоголя.


Оценка общего экономического ущерба от злоупотребления алкоголем проводится по следующим основным категориям: снижение или потеря продуктивности, расходы системы здравоохранения, ущерб от дорожно-транспортных происшествий, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, расходы системы исполнения наказаний. По оценкам специалистов, общие экономические потери, связанные с алкоголем, составляют 1% от валового национального продукта в Австралии [7], 1,6% в Канаде [4] и 2,4% в США [9]. Наибольшее количество исследований, посвященных оценке общего экономического ущерба, связанного с алкоголем, проводится в США. Согласно этим исследованиям, общий экономический ущерб от злоупотребления алкоголем в стране в 1998 г. составил 184,6 млрд долларов, или 683 доллара на каждого жителя [10]. По сравнению с 1992 г. эта цифра выросла на 25%. Более 70% от этой суммы составляет экономический ущерб в результате снижения или потери продуктивности вследствие связанной с алкоголем болезненности или преждевременной смертности. Большую часть оставшейся суммы составляют затраты системы здравоохранения на лечение медицинских последствий злоупотребления алкоголем — 14,3%, ущерб от дорожно-транспортных происшествий, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения, — 8,5%, расходы системы исполнения наказаний — 3,4%.


Экономический ущерб от снижения или потери продуктивности включает потери вследствие преждевременной смертности и связанной с алкоголем болезненности. Оценка этого вида потерь достаточно сложна, поскольку отсутствуют способы непосредственной оценки стоимости товаров и услуг, которые не были произведены из-за связанных с алкоголем проблем. Потеря продуктивности в результате связанной с алкоголем заболеваемости (в основном за счет снижения продуктивности на рабочем месте) составляет 47,5% от общей стоимости связанного с алкоголем ущерба. Расходы системы здравоохранения включают стоимость лечения алкогольной зависимости — 7,5 млрд долларов и расходы на лечение последствий хронической алкогольной интоксикации — 18,9 млрд долларов. Как видно из приведенных данных, расходы на лечение последствий хронической алкогольной интоксикации значительно превышают расходы на лечение самой алкогольной зависимости.


Расчет стоимости лечения последствий хронической алкогольной интоксикации проводится на основании доли непосредственно связанной с алкоголем смертности в структуре определенного вида смертности. Так, для рака пищевода эта доля составляет 75%, а для алкогольного цирроза печени — 100%. Стоимость стационарного лечения последствий хронической алкогольной интоксикации достигает 44%, амбулаторного — 13%. На лечение последствий алкогольного синдрома плода (АСП) приходится 15% затрат на лечение последствий хронической алкогольной интоксикации. Стоимость лечения АСП в 1998 г. оценивалась в 2,8 млрд долларов. Исследование распределения бремени алкогольных проблем показало, что 45% потерь ложится непосредственно на лиц, злоупотребляющих алкоголем, и их ближайшее окружение (в основном за счет снижения или потери продуктивности). Около 20% всех потерь приходится на федеральное правительство, 18% — на местные администрации. Частные страховые агентства оплачивают 10% всей стоимости алкогольных потерь. Жертвы связанной с алкоголем преступности (в том числе в результате ДТП) несут 6% связанных с алкоголем потерь [9]. Таким образом, большая часть экономического бремени связанных с алкоголем проблем ложится на плечи всего общества.


Актуально исследование экономической эффективности различных терапевтических подходов. Важными с экономической точки зрения являются следующие вопросы: 1) снижает ли лечение алкоголизма общую стоимость связанных с алкоголем потерь, и если да, то перекрывает ли это снижение стоимость самого лечения; 2) какой вид лечения — стационарное или амбулаторное — более эффективно с экономической точки зрения; 3) какой курс стационарного лечения — длительный или короткий — более эффективен с экономической точки зрения. Можно предположить, что короткий курс стационарного лечения требует меньше экономических затрат, но в этом случае велика частота рецидивов и повторных госпитализаций, что повышает стоимость лечения в долгосрочной перспективе. Анализ 14 исследований, в которых сравнивалась эффективность стационарного и амбулаторного лечения, показал, что в 7 из них не было обнаружено существенной разницы в эффективности амбулаторного и стационарного лечения, в 5 было показано преимущество стационарного лечения, а в 2 — амбулаторного [8]. В обоих последних исследованиях речь шла об интенсивной форме амбулаторного лечения, т. е. о дневном стационаре. Анализ интенсивности лечения в различных терапевтических программах продемонстрировал, что более интенсивная терапия практически всегда приводит к лучшим терапевтическим результатам. На основании того, что амбулаторное лечение значительно дешевле стационарного, были предложены следующие рекомендации: 1) развивать амбулаторные формы лечения; 2) вовлекать в амбулаторное лечение пациентов без серьезных медицинских осложнений и с высоким социальным ресурсом; 3) рекомендовать стационарное лечение для пациентов с сопутствующей соматической и психической патологией, с неблагоприятным социальным окружением, а также с высокой терапевтической резистентностью.


В настоящее время насчитывается более 40 различных терапевтических подходов к лечению алкогольной зависимости (мотивационное интервьюирование, семейная терапия, когнитивно-бихевиоральная терапия, аверсивная терапия и т. д.). В связи с этим возникает вопрос о соотношении стоимость — эффективность различных терапевтических подходов. Проведенные исследования показали, что наиболее эффективные терапевтические подходы не являются самыми дорогими. Так, некоторые дорогостоящие терапевтические методы оказались низкоэффективными, в то время как относительно недорогие — эффективными (тренинг социальных навыков, поведенческая супружеская терапия, тренинг менеджмента стресса) [11]. В одном исследовании была проверена гипотеза, согласно которой пациенты с адекватно подобранным видом терапии, учитывающей индивидуальные особенности личности, будут иметь лучшие результаты. Исследованы три вида поведенческой терапии: когнитивно-бихевиоральная, терапия повышением мотивации и программа 12 шагов [6]. Как оказалось, эти терапевтические подходы были примерно одинаковыми по своей эффективности. При этом стоимость на одного пациента терапии, основанной на повышении мотивации, составила 537 долларов, когнитивно-бихевиоральной терапии — 904 доллара, программы 12 шагов — 956 долларов. В другом исследовании сравнивалась стоимость 3-летнего периода посещения общества анонимных алкоголиков (АА) со стоимостью амбулаторного медицинского лечения [12]. Стоимость лечения в обществе АА оказалась ниже, хотя результаты лечения были одинаковыми в обеих группах. Этот факт подтверждает важность высокой мотивации и принципа добровольности при лечении алкогольной зависимости. Очевидно, что общество АА не может считаться универсальным способом лечения, но может быть эффективным для пациентов с высокой мотивацией на лечение. Супружеская поведенческая терапия и индивидуальное консультирование имеют приблизительно одинаковую эффективность, оцениваемую по длительности ремиссии, однако супружеская поведенческая терапия оказалась значительно дороже [14]. Несмотря на то что имеются свидетельства преимуществ стационарного лечения перед амбулаторным, многие исследователи считают, что большинство пациентов должно лечиться амбулаторно [8, 13]. Стационарно должны лечиться пациенты, которые действительно в этом нуждаются.


В последнее время много исследований на тему стоимость—эффективность посвящено длительности стационарного лечения. Целью одного из исследований было определение клиники с наилучшими показателями стоимость—эффективность. Как оказалось, стоимость и эффективность лечения зависят от вида терапевтической программы, длительности терапии, соотношения численности персонала и пациентов, катамнеза [5]. В ходе исследования было также показано, что 28-дневная программа стационарного лечения немногим более эффективная, чем 21-дневная программа лечения, но зато более дорогая. Так, стоимость 21 дней лечения составила 3754 доллара на одного пациента с эффективностью 75% в течение 180-дневного периода, а 28-дневная программа стоит на 860 долларов дороже при эффективности 78,3%. На этом основании был сделан вывод, что 21-дневная программа по критерию стоимость—эффективность является более предпочтительной. В другом исследовании показано, что терапевтическая программа длительностью 4 недели столь же эффективна, как и 6-недельная программа [15].


Обзор литературных данных относительно стоимости и эффективности различных видов лечения позволяет сделать следующие выводы: 1) в целом стационарное лечение более эффективно по сравнению с амбулаторным; 2) стационарное лечение длительностью около месяца с экономической точки зрения более эффективно, чем короткий курс лечения длительностью в несколько дней; 3) в некоторых случаях программы амбулаторного лечения не уступают по эффективности стационарному лечению, требуя при этом значительно меньших затрат. Например, частичная госпитализация (дневной стационар) по эффективности лечения не уступает стационарному лечению и при этом требует меньше затрат; 4) пациентам с легким абстинентным синдромом можно проводить детоксикацию на дому с минимальным набором медикаментов.


Таким образом, литературные данные свидетельствуют о высокой цене, которую платит общество за злоупотребление алкоголем частью его членов. В эти оценки не входит стоимость боли и страдания самих алкоголиков и их семей, друзей, коллег, которая не может быть выражена в денежном эквиваленте. С целью уменьшения бремени связанных с алкоголем потерь необходимо больше внимания уделять профилактическим мероприятиям.


4. Adrian M. // Canadian J. of Public Health. — 1988. — N 79. — P. 316—322.


5. Barnett P. G. Swindle R. W. // Health Serv. Res. — 1997. — V. 32, N 5. — P. 615—629.


6. Cisler R. Holder H. D. Longabaugh R. et al. // J. Stud. Alcohol. — 1998. — V. 59, N 5. — P. 503—512.


7. Collins D. Lapsley H. The social cost of drug aduse in Australia in 1988 and 1992. — Canberra, Australia: Australian Government Publishing Service, 1995.


8. Finey J. W. Hahn A. C. Moos R. H. // Addiction. — 1996. — V. 91, N 12. — P. 1773—1796.


9. Harwood H. Fountain D. Livermore G. The Economic Costs of Alcohol and Drug Abuse in the United States, 1992. Report prepared for the National Institute on Drug Abuse and the National Institute on Alcohol Abuse and Alcoholism, National Institutes of Heath, US. Department of Health and Human Services. NIH Pub. No 98-4327. Rockville, MD: National Institute on Drug abuse, 1998.


10. Harwood H. Updating Estimates of the Economic Costs of Alcohol Abuse in the United State: Estimates, Update Methods and Data. Report prepared by the Lewin Group for the National Institute on Alcohol Abuse and Alcoholism, 2000.


11. Holder H. Longabaugh R. Miler W. R. Rubonis A. V. // J. Stud. Alcohol. — 1991. — V. 52, N 6. — P. 517—540.


12. Humphreys K. Moos R. H. // Psychiatr. Serv. — 1996. — V. 47, N 7. — P. 709—713.


13. Long C. C. Williams M. Hollin C. R. // Addiction. — 1998. –V. 93, N 4. — P. 561—571.


14. O’Farrell T. J. Choquette K. A. Cutter H. S. // J. Subst. Abuse. — 1996. — V. 8, N 2. — P. 145—166.


15. Trent L. K. // J. Stud. Alcohol. — 1998. — V. 59, N 3. — P. 270—279.


Внимание! Статья адресована врачам-специалистам. Перепечатка данной статьи или её фрагментов в Интернете без гиперссылки на первоисточник рассматривается как нарушение авторских прав.