Будь здоров » Исследования » В. Н. Шевелёв, М. И. Проценко * Публикуется по изданию: Шевелёв...

В. Н. Шевелёв, М. И. Проценко * Публикуется по изданию: Шевелёв...

В. Н. Шевелёв, М. И. Проценко


* Публикуется по изданию:


Шевелёв В. Н. Проценко М. И. Особенности алкоголизма в судебно-психиатрической практике // Судебная и социальная психиатрия 90-х годов: Материалы международной конференции: В 2 т. — Киев–Харьков–Днепропетровск, 1994. — Т. 2. — С. 132–133.


Алкоголизм является не только медицинской, но и сложной социальной проблемой, которая тесно связана с нравственными последствиями и ростом преступности. Медицинские проявления алкоголизма возникают в большинстве случаев после продолжительного периода алкоголизации, а социальные девиации формируются уже на его ранних этапах, что связано с психотропным действием алкоголя и вызываемым им опьянением. Это способствует совершению правонарушений и определяет актуальность данной проблемы в судебной психиатрии.


Опыт работы судебно-психиатрического отделения больницы за последние 15 лет показывает, что около 30% подэкспертных, проходивших стационарную судебно-психиатрическую экспертизу (СПЭ), совершали правонарушения в состоянии алкогольного опьянения или страдали хроническим алкоголизмом (ХА) I–III стадии. Тщательный анализ клинико-психопатологических и патопсихологических данных СПЭ обследованных лиц с диагнозом ХА указывает, что «чистый» алкоголизм у них встречается очень редко. ХА, обозначенный нами как «нечистый», встречался значительно чаще и отличался по своим клиническим и социальным проявлениям усложненным и более тяжёлым течением, т. к. протекал на фоне других психических расстройств непсихотического характера (аномалии личности, органические заболевания ЦНС травматического, инфекционного и сосудистого генеза), что обусловливает необычный характер опьянения (частые палимпсесты, амнестические, наркотические и псевдопатологические формы) и затрудняет экспертную оценку этих случаев. Аналогичная закономерность наблюдалась и у подростков с резидуально-органической неполноценностью, страдающих ХА.


Всего изучено 1852 СПЭ дел (1803 мужчин и 49 женщин), из них только у 105 человек (5,7%) был диагностирован «чистый» ХА, у 1747 (94,3%) — «нечистый» ХА. Возраст больных варьировал от 14 до 72 лет. Подэкспертные без признаков ХА в группу обследованных не включались.


Для больных ХА обеих подгрупп было характерно наличие опьянения в момент правонарушения (30%), наличие повторных криминалов в анамнезе (40%) и наличие признаков органического заболевания ЦНС с психопатизацией по эксплозивному и истероэксплозивному типу (90%). Перед моментом правонарушения имела место психотравмирующая ситуация, в момент правонарушения — продромальная симптоматика абстинентного синдрома и алкогольное опьянение по псевдоэпилептоидному и псевдопараноидному типам при обязательном наличии физических признаков опьянения с последующей постинтоксикационной астенией. Нередко после правонарушения отмечались действия на сокрытие следов криминала, а при СПЭ и в процессе судебно-следственного разбирательства защитное поведение с использованием опыта пребываний в психиатрических больницах.


Испытуемые, страдающие «чистым» ХА и признанные вменяемыми, привлекались в основном к уголовной ответственности за мелкие правонарушения (кражи, тунеядство, нарушение паспортного режима, неуплата алиментов). Лица, страдающие «нечистым» ХА и признанные вменяемыми, привлекались к уголовной ответственности за особо опасные действия (убийства, ограбления, поджоги, причинение тяжких телесных повреждений).


Таким образом, полученные данные указывают на прямую зависимость тяжести правонарушений от алкоголизации на фоне вышеупомянутых аномалий личности и органического поражения ЦНС, т. е. «нечистого» ХА, что необходимо учитывать при построении профилактических мероприятий у указанного контингента больных.


Читайте также:


Петрюк П. Т. Канищев А. В. Коваленко В. В. Шевелёв В. Н.



Похожие новости: